МОЙ ПРОФИЛЬ
указатель
Акишина Ф.К.
Алексеев А.К.
Алневская Г.И.
Бахарева М.К.
Бердышев В.В.
Боровых А.С.
Викторова Г.М.
Воронов И.А.
Гаврилов А.П.
Гаврилова А.А.
Гладунюк Н.А.
Горохов А.Н.
Грек Ф.З.
Деменков В.П.
Елшанкина М.Б.
Жуков И.А.
Зволинский Ю.А.
Иванов Н.В.
Казакова В.М.
Корнев И.А.
Коршунова Н.Д.
Кублановская Н.А.
Куванов А.А.
Куклин В.П.
Лебедев А.А.
Лебедева Ф.Б.
Лесина И.А.
Макарова Е.В.
Менендес Н.М.
Нетужилкина В.В.
Николаев И.К.
Петровичева Г.И.
Ратников А.Н.
Рогов А.Г.
Сидорычев В.А.
Сизов М.А.
Смирнов С.Г.
Столбов В.К.
Суздалев Г.М.
Чакриц О.
Шакур П.П.
Щасная Л.И.
Ягодкина С.Г.
Ямпольский А.С.
Яновская Е.М.
СБОРНИКИ СТИХОВ
Статистика

Яндекс.Метрика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
РЕКЛАМА
Понедельник, 21.01.2019, 03:23
Главная » Издания » Литературно-художественные » Смирнов С.Г.

СМИРНОВ Станислав Григорьевич
24.01.2013, 13:19




Когда бы зримый мир был снят, как покрывало,
И ты бы механизм Вселенной увидал,
Где страшно просто все и всех начал начало
В предельной краткости, как дифференциал, –
Какая б жгучая тоска тебя объяла 
И в иллюзорный мир ты б радостно вбежал.
А. Чижевский


История, которую я намереваюсь вам поведать, началась в далеком 1973 году, когда уже шла на убыль «хрущевская оттепель», когда придремавшее было «недреманное око» государево вновь внимательно уставилось на распоясавшихся интеллигентов-шестидесятников, а те, вдруг почуяв «заморозки», вновь расползлись по кухням… Итак, это случилось в один из будних дней середины ноября семьдесят третьего года, когда студентов уже вернули с «картошки» и они, только успев помыться, сменить одежду и исполнить «гражданский долг», продемонстрировав по поводу очередной годовщины Октября, заполнили шумом и гамом вестибюли Ивановского мединститута. В то памятное утро, прочитав лекцию, я возвратился в кабинет, где уже готовилась кафедральная полуденная «сходка». Константин Константинович, мой однофамилец, друг и сотрудник, заварил трехлитровую колбу крепкого чая «со слоном», а свободные от занятий преподаватели и научные сотрудники принесли кто пирожки, кто булочки, кто карамельки, и началось традиционное ежедневное чаепитие, приправленное легким непринужденным трепом и обсуждением больших и малых текущих проблем. Я с удовольствием прихлебывал горячий чай, но, странное дело, все время ощущал легкое беспокойство, словно мешал мне некий посторонний предмет. Наконец, не выдержал, прошелся по комнате, все внимательно оглядывая, и вдруг увидел на столике книгу в черной обложке с пронзительно желтым заголовком «Термодинамическая пара», а под ним – изображение парочки со знаками плюс и минус.
– Ребята, чья книга, кто притащил, откуда?
Чаевники мои уставились в недоумении, очевидно, тоже увидели книгу впервые, да и то сказать, если бы кто-то из наших ее принес, то уж никак не преминул бы похвастаться этим, рассказать о содержании, оказаться в центре внимания. С любопытством мы листали страницы, рассматривали графики, схемы и уравнения, удивлялись парадоксальности изложения… Так состоялось наше первое знакомство с книгой Вейника, знакомство странное и даже с неким мистическим оттенком. Дело прошлое, но до сих пор так и не прояснилось, кто принес книгу, с какой целью и почему не признался в этом? А может быть, и на самом деле ее подбросили свыше или Свыше?..
Спустя пару-тройку недель, когда книга походила по рукам, когда на ее полях в изобилии появились разнообразные пометы, такие как «nota bene!», восклицательные и вопросительные знаки и другие разноцветные почеркушки, когда, наконец, восторги и недоумения от прочитанного переполнили нас до краев, мы как-то после занятий собрались обсудить проблемы и идеи, с таким блеском поставленные и разрешаемые неким неизвестным для нас автором – Вейником, очевидно, из Мин­ска (судя по издательству «Наука и техника»), очевидно, «технарем» (хотя в книге много квалифицированно изложенных биологических аспектов), очевидно, довольно многоопытным и известным в своей среде ученым, да и много-много других «очевидно»… Кто-то спросил:
– Как вы думаете, какой он, этот Вейник, да еще, видите ли, с двойным именем – Альберт-Виктор?
И началось:
– Я думаю, это молодой очкарик в мятом костюме и не от мира сего…
– Нет, он толстый и важный, в приличных летах, желчный и респектабельный, с бантиком «ля-ля»…
– Ну уж нет, скорее всего это – старый плешивый «гриб», в черной академической шапочке и стеганом засаленном халате… Размышлял, поди-ка, всю жизнь в кабинетной тиши и вот перед смертью разразился парадоксами «термодинамической пары».
– Вряд ли, что-то непохоже, уж очень наглая обложка – черное с желтым, да и парочка непонятно какая: женская фигурка с плюсом, мужская с минусом, что бы это значило?..
Вот так судачили мы, пока вдруг не пришла идея спросить самого автора, какой он и зачем написал такую агрессивно-еретическую книгу, разрушающую все, чему нас учили и что написано в обычных руководствах, правда, предлагая взамен парадоксальную конструкцию, явно не от научного мира сего… Словом, потрепались на эту тему, пошутили, а в итоге поручили мне написать ему письмо от нашего коллектива. Получилось следующее полупочтительное послание:

Иваново, ИГМИ, 22 января 1974 г.
Глубокоуважаемый Альберт-Виктор Иозефович!
Выражаем восхищение парадоксальной и поразительно стройной системой мироздания, изложенной Вами в «Термодинамической паре». Мы – медики, биологи, математики и физики – коллективно исследуем физические и физико-химические свойства бактерий. Нам показалось, что Ваши идеи как нельзя лучше проливают свет на многие туманные, поэтому мало применимые в биологии, разделы физической химии. Спасибо за книгу. Извините, но мы хотели бы знать, как выглядит человек, предложивший новую парадигму, поэтому просим прислать Ваш фотопортрет (которого, к сожалению, в книге нет). Пожалуйста, не отнеситесь к нашей просьбе как к юморной блажи, мы естественники, поэтому для нас прежде всего – человек.
С уважением, зав. кафедрой микробиологии ИГМИ, доц. С.Г. Смирнов.

Письмо мы отправили в Минск, в адрес издательства «Наука и техника», особенно не надеясь на ответ. Постепенно наш единственный экземпляр книги зачитали-замусолили, и каждый раз, когда мы садились попить чайку, вновь и вновь начинался разговор о вейниковских «парах» – термодинамических и электрических, фильтрационных и диффузионных и прочих других. Так и сяк приспосабливали мы их к объяснению получаемых результатов в микробных экспериментах. Эта внезапно и непонятно как появившаяся у нас книга тревожила и будоражила умы, побуждала к спорам, ее идеи сидели как занозы в сознании моих коллег. 
Прошло с полгода. О нашем письме к автору «Термодинамической пары» мы к тому времени успели позабыть. И вдруг на кафедру приходит бандероль, а в ней книга, фотография и письмо:

Минск, 20 июня 1974 года.
Дорогой Станислав Григорьевич!
Благодарю Вас и Ваших коллег за письмо от 22 января 1974 года. В январе вернулся с катания на горных лыжах и захворал (друзья смеются – появилась закалочная трещина), сегодня только получил возможность ответить на Ваше письмо. Вы правильно поняли: термодинамическая пара – это основа всякой жизни. Например, в клетке диффузия, диализ, перенос электрически заряженных атомов и молекул, капиллярное втягивание, перенос калия и натрия и т.д. – все это частичные эффекты действия пары. Движущими силами переноса являются разности (градиенты) давления, температуры, диффузионного потенциала, химического, электрического, магнитного и волнового потенциалов. Без этого понять действие клеточной мембраны нельзя. Однако сейчас, чтобы объяснить наблюдаемые непонятные явления, придумывают самые невероятные вещи. Прилагаю Вам в подарок «Термодинамическую пару» и брошюру с квинтэссенцией моей теории, а также фото. Вашу шутку я понимаю так: у меня одна четверть крови от русских, одна четверть от латышей и одна вторая от словен…
С приветом, Ваш Вейник.

Мы – в шоке. Вот тебе и на: с фотографии смотрит человек молодой, красивый и самоуверенный, ну просто актер Самойлов в расцвете славы, да еще – горные лыжи, да такая книга, да подписал «от автора – Эзопа и чернокнижника» – черт-те что! Может, розыгрыш? Не похоже… Вскоре у нас завязалась с ним переписка. Мы сообщили Вейнику, что число неравнодушных к его Общей Теории природы (ОТ) постоянно растет, среди них – и фанатичные сторонники, и ярые противники, что между ними – постоянные споры и раздоры, а также обвинения во взаимном невежестве и что у нас с неизбежностью назревает общая дискуссия. В ответ получаем письмо:

Минск, 7 мая 1977 года.
Дорогой Станислав Григорьевич!
…Я только что вернулся из Приэльбрусья, был там около месяца на горных лыжах. Облупил нос и снова навалился на ОТ. Если Вы собираетесь делать дискуссию по основным проблемам ОТ, то Вам имеет смысл пригласить на эту дискуссию меня, тем более что у меня есть за пазухой еще много нового и исключительно интересного… В печать это, конечно, скоро и без крови не попадет… Желаю Вам и Вашим коллегам всего хорошего.
Ваш А. Вейник.

После этого письма началась у нас подготовка к проведению дискуссии с участием автора Общей Теории. С сентября 1976 года в институте уже работал семинар «Очевидное и дискуссионное в современном естествознании», где преподаватели и научные сотрудники кафедр микробиологии, биохимии и центральной лаборатории обсуждали механизмы жизнедеятельности клеток с позиции теории Вейника. Его сторонники жаждали увидеть и послушать своего кумира, а противники всерьез готовились «разбомбить этого шарлатана и невежду». Поэтому дискуссия предстояла горячая. С Вейником договорились, что его лекции и семинары будут проходить с 17 по 21 ноября, уже подготовили и развесили объявления, во все вузы разослали пригласительные… И вдруг, за неделю до его приезда, обком КПСС в лице завотделом науки (?) некоего А. Осипова неожиданно и категорично выразил «неудовольствие предстоящим мероприятием» и предложил его отменить либо, на худой конец, перенести на следующий год. Что за чушь?!. Чем им Вейник не угодил, они ведь о нем и знать не знают и ведать не ведают! Ан, видно, ведали и заранее боялись последствий его выступлений… Однако тогдашний ректор мединститута не менее категорично заявил, что Вейник – гость коллектива медиков и он, Вадим Васильевич Кулемин, берет всю ответственность за его лекции и семинары на себя. Конфликт с обкомом (молодому читателю сейчас трудно представить, чем рисковал Кулемин) еще больше подхлестнул интерес к предстоящей дискуссии… 
Наконец получаем телеграмму: «Приезжаю семнадцатого поезд 662 вагон девять приветом вейник». Процесс пошел…


УДК 882–32
ББК 74.03(2)г
       С 506

еретик. Документальная повесть. – Иваново: ФГУП «Издательство «Иваново», 2002. – 160 с.

В книге использованы фотографии  А. Оранского, Р. Розенсона, С. Смирнова.
На обложке – портрет А. Вейника работы художника В. Поюрова.

ISBN 5-85229-129-3

© С. Г. Смирнов, 2002
 


Категория: Смирнов С.Г. | Добавил: Nata
Просмотров: 943 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Издательство "ИВАНОВО" © 2019