МОЙ ПРОФИЛЬ
указатель
Акишина Ф.К.
Алексеев А.К.
Алневская Г.И.
Бахарева М.К.
Бердышев В.В.
Боровых А.С.
Викторова Г.М.
Воронов И.А.
Гаврилов А.П.
Гаврилова А.А.
Гладунюк Н.А.
Горохов А.Н.
Грек Ф.З.
Деменков В.П.
Елшанкина М.Б.
Жуков И.А.
Зволинский Ю.А.
Иванов Н.В.
Казакова В.М.
Корнев И.А.
Коршунова Н.Д.
Кублановская Н.А.
Куванов А.А.
Куклин В.П.
Лебедев А.А.
Лебедева Ф.Б.
Лесина И.А.
Макарова Е.В.
Менендес Н.М.
Нетужилкина В.В.
Николаев И.К.
Петровичева Г.И.
Ратников А.Н.
Рогов А.Г.
Сидорычев В.А.
Сизов М.А.
Смирнов С.Г.
Столбов В.К.
Суздалев Г.М.
Чакриц О.
Шакур П.П.
Щасная Л.И.
Ягодкина С.Г.
Ямпольский А.С.
Яновская Е.М.
СБОРНИКИ СТИХОВ
Статистика

Яндекс.Метрика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
РЕКЛАМА
Понедельник, 21.01.2019, 01:52
Главная » Издания » Литературно-художественные » Корнев И.А.

КОРНЕВ Илья Александрович
09.08.2012, 16:16




Прощальная мелодия: Стихи. – Иваново: ОАО «Издательство «Иваново», 2012. – 156 с.

ISBN 978-5-85229-411-1
© ОАО «Издательство «Иваново», 2012


Илья Корнев: «Да не иссякнет памяти река...»
(18.07.1960 – 26.04.2008)

...Я родился в середине лета.
Над землею плыл июльский зной.
В час безоблачного рассвета
Нарекли меня просто – Ильей.

Скупые строки трудовой биографии Ильи Александровича Корнева говорят о том, что он не ошибся в выборе профессии. Отслужив в армии, Илья окончил Семилукское техническое училище и был направлен в Лонг-Юганское линейно-производственное управление магистральных газопроводов «Тюменьтрансгаза», где и начал теперь уже службу газовика, пройдя «крещение» Севером.
Вернувшись на свою малую родину – в город Грязовец Вологодской области, он более двенадцати лет проработал слесарем КИПиА (контрольно-измерительных приборов и автоматики) службы АСУ и ТМ. Работал не просто грамотно и ответственно – Илья гордился своей профессией. Свидетельство признания его заслуг перед отраслью – почетная грамота ООО «Севергазпром», врученная ему в 2007 году. А год спустя тяжелая болезнь не оставила Илье права на выбор...
Предчувствовал ли он свой скорый уход из жизни? Тот, кто прочтет этот сборник до конца, наверняка ответит: да. Составленный из нескольких вышедших при жизни поэта маленьких поэтических книжечек, он получился неожиданно цельным и исповедальным. В «Прощальной мелодии» исповедальность, обнаженность души во всей полноте и трогательности вдруг выявилась как главное качество лирики Ильи Корнева.

Зацепилось солнышко за вершину ели.
Все мы в этой жизни что-то не успели.
Что-то нам, как солнышку, не дает подняться:
Не успели встретиться, а пора прощаться.

Чем дальше, тем чаще встречаются в его стихах мысли о смерти, но не в трагическом контексте, а как предчувствие неизбежности расставания с тем, что было так дорого в жизни, как стремление подвести перед уходом какие-то итоги.
Илья был максималистом, он не умел жить вполсилы, в полдыхания, в полчувства, будь то работа, отношение к Родине, любовь... Он не щадил себя, всё пропуская через обостренно чувствующее сердце поэта. По напряженности, суровости и ответственности дела, которому он преданно служил, по силе его сопереживания людям и озабоченности тем, что происходит в стране, можно сказать, что год жизни засчитывался Илье там, наверху, наверное, за два, а то и за три. 
Читая его стихи, посвященные профессии газовика, нельзя не отметить, что эта работа давала ему не столь уж частое в наше время ощущение счастья, полноты жизни и творческого подъема, чувство профессиональной семьи и гордости. В них Илья – настоящий романтик («Вуктыльские зори»):

Мы на самом острие атаки,
Нас ветра и вьюги не пугают,
Швы сварные, красные, как маки, –
К стыку стык – трубу соединяют.

Илья явно не был случайным человеком в этой нелегкой, не каждому по плечу,  профессии. Здесь, что называется, всё совпало: его характер, жизненная позиция; работа, требующая мужской выдержки и ответственности; дружный коллектив с очень правильным настроем – отношением к своему труду как к призванию служить людям, нести им тепло и жизнь. Поэтому есть у Ильи стихи, звучащие как гимн профессии газовика:

Не в погоне за длинным рублем,
Не для славы уют покидаем –
Просто мы для людей живем
И тепло наших душ им дарим.

И, наверное, тоже далеко не случайно именно отсюда – из этих строк, пронизанных романтикой и чувством единой страны, где газовые «артерии» – «творенье рук и техники народа», берет начало тема другой Родины – страны, переживающей тяжелейшую ломку устоев государства и народной жизни. 
В разделе «Родину, как мать, не выбирают» Илья уже не романтик, а жесткий реалист, обнажающий самые болевые точки современной России. В этих стихах много горечи и даже скорби: «...Покрывает душу короста, / Но живет под нею печаль».
Щемит сердце от его строк о забытых деревнях («О маленькой нищей деревне / Никто не проронит слезу»), об одиноких стариках, проклинающих свое долголетие, о семейном неблагополучии и равнодушии (как защита, как способ выживания?), о беспризорных детях (столько их в России не было даже в годы Гражданской войны), о бесприютной дворняге... А еще – Чечня, Афган, Беслан... В общем, «российское горе-раздолье, где счастливых людей не найти».
Описывая симптоматику и географию народных бедствий, в качестве главного конфликта современности Илья обозначает нищету трудового народа и эгоизм и бесстыдную роскошь «урвавших Родины кусок».

Те, кто всё на Земле созидают,
Результатов не видят труда.
«Господа» же карман набивают...
Неужели так будет всегда?

Прямо и честно, с позиции человека труда, отвечает Илья и на вопрос о живучести коррупции в России («Разворовали всю державу / И ищут, кто в том виноват») и вступает в полемику с теми, кто творит зло, крича о своей любви к Родине и упрекая в отсутствии патриотизма всех, не принимающих сегодняшнюю действительность («Не хвали, кулик, свое болото – / Все в болоте по уши давно»).
Патриотизм Ильи – не в пафосных ура-патриотических фразах, а в боли за одиноких стариков, за нищие деревни, за ограбленного человека труда; в желании лучшей доли тем, у кого «нет в кармане ни гроша, да зато чиста душа»; в надежде, что еще остались в народе силы, которые не дадут ему пропасть и снова выведут из мрака на свет. В стихо­творении «Лампадка» есть замечательные строки: «У иконы горит лампадка – / Веры русской живой мотылек». Наверное, поэтому даже самые горькие стихи, пронизанные болью за страну и народ, не рождают у читателя ощущения безысходности. 
Нет этого ощущения и в стихах о природе, где Илья проявляет себя как тонкий лирик, владеющий и метафорой, и сравнением, и другими поэтическими изобразительными средствами. Он олицетворяет русскую природу:

Под журчанье ручьев не спится,
От дыханья полей хмелею,
И нельзя в весну не влюбиться,
И нельзя быть всё время с нею.

Весна у него сшила себе «платье из тумана» и, «счастливая, гуляет в нем»; вербы «белые серьги надели»; клен «заламывает руки об ушедших вдаль».
В пейзажной лирике Ильи Корнева сплетены самые разные мотивы: и наслаждение красотой русской природы, и счастье жить в этом мире, и опять же предощущение  неизбежного расставания с ним. Но даже в самых последних стихах, написанных практически у роковой черты, Илья жалеет не о «бедненьком себе», а о том, что не всё успел в этой жизни. И главный вопрос, который волнует его в связи с уходом, звучит в стихотворении «Спроси у совести»:

Жизнь – шальная, звонкая, как песня,
Жизнь – крылатая, высокая мечта!
Уходя, спроси: «А что оставлю здесь я?
Не напрасно ль прожиты года?»

Ответ на него – эта книга. «Да не иссякнет памяти река...»

Т.Н. Бавыкина,
главный редактор издательства «Иваново»,
член Союза журналистов Литвы


Категория: Корнев И.А. | Добавил: admin
Просмотров: 1038 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Издательство "ИВАНОВО" © 2019